Добытчики

Добытчики

Мой первый рассказ в жанре постапокалипсиса, который был написан от не чего делать, несколько лет назад, когда я лежал в больнице. В прошлом году выкладывал его на своем первом сайте — ammoussr.ru:

В воздухе стоял сильный затхлый запах. И сам туман был какого-то неряшливого и грязного вида. Два темных пятна вырисовывались на краю болота.

-Ну что, двинули дальше? — шевельнулось одно пятно.

-Тише ты, посидим еще, — пробурчало по стариковски второе.

Предрассветный туман потихоньку рассеивался, восход солнца, два пятна постепенно трансформировались в молодого парня и пожилого мужчину. Оба были в видавшей виды армейской полевой форме цвета хаки. У них тускло поблескивали в лучах восходящего солнца СКСы. Пожилой поднес бинокль к глазам и стал осматривать окрестности. Через пару минут он молча махнул рукой вперед и медленно поднявшись вышел на поле. Он и юноша, пригнувшись споро пошли через поле, которое раскинулось настолько насколько хватало глаз.

-Ну все, отдых, — отдышался пожилой, присел возле куста и достал фляжку, — вроде прошли без палева, и погода в самый раз.

Было ветрено, оттого гнуса было не так много как обычно. Затем старик приложился к фляжке, набрал немного воды, прополоскал рот и только потом проглотил воду. Его маленькое живое лицо, с проницательными, вечно бегающими глазками, обрамленное усиками и бородкой, изображало блаженство от выпитой прохладной воды.

-Ничего, Андрюха, вроде из тебя должен добытчик выйти. — подмигнул старик своим шрамом, который занял место левой брови, от того сеточка морщин у внешнего угла глаза еще резче обозначилась.

Молодой отмахнулся от редкого комара, невесело ухмыльнулся: «Ага, только еще с пустыми руками и до супрема еще не дошли». Его открытое лицо с широким лбом могло лишь обозначать лишь одно — нетерпение. Хотя человек и был молод, на его лице тоже были заметны шрамы, правда не такие явно выделяющиеся как у старика. Бороды у него естественно не было в силу возраста, лишь пушок, который так не любят юноши на своем лице.

-Ниче, будь спок Андрюха, болото будет нашим. — негромко посмеялся Дмитрыч, в душе же он снисходительно отнесся к юношескому задору и нетерпению.

Вдалеке послышался чей-то рык. Старик прислушался, но продолжения не было.

-Запомни сынок, все беды, от алчности и непомерных амбиций, — посерьезнел он, указал на какую-то сгнившую хибару, которая стояла возле болота и ржавый металлолом. — И эта вся катавасия, тоже от человеческой жадности, она знаешь ли любого умного сделает глупым.

Странно как это? Каким образом желание стать лучше может наделать столько бед? Кивнув головой, Андрей на самом деле не согласился с этим утверждением своего наставника. Стать Добытчиком — желанная мечта Андрея, предел всего и вся. Это не просто профессия, это отдельная когорта людей, которые имеют особые привилегии и льготы. Но как молодого человека, его манило не только это, романтика, слава и девушки. С другой стороны ему другим путем невозможно добиться высокого положения в этом обществе, ни родственников, ни самих родителей, никого кто бы помог ему. Поэтому он здесь. Но тут и риск большой. Сколько уже пропало добытчиков без вести и никто не знает что с ними произошло. Как в воду канули, да и не ищут их, знают все, что это бесполезно, пустая трата времени и людей. Тут как говаривает иногда Дмитрыч — или грудь в крестах либо голова в кустах. Хотя кресты то тоже больно не надо, загробно как-то.

-Слушай, Дмитрыч, а что за кресты, которые на грудь? — жуя кусок хлебца, спросил Андрей.

-Так награда такая была. Правда давно. Первая мировая война, Георгиевский крест давали солдатам за личную храбрость в боях. — наставительно объяснил Дмитрыч.

Затем он достал головку чеснока, разломил ее на две половинки, одну отдал пареньку, другой стал сам употреблять вместе с хлебом. Старик всегда находясь в поиске ел чеснок, который он выращивал сам. Своих учеников он также приучал к этому. На самом деле наставнику очень сильно хотелось курить, но помяв кисет в руках, он его положил обратно во внутренний карман куртки. Опасно, табачный дым может раскрыть тебя, за 70 шагов, а при попутном ветре и более. Уж лучше живым и невредимым вернутся, вот тогда можно всласть и покурить. До окраин города оставалось совсем ничего, минут 20 пешим ходом. Отдохнув и перекусив, оба привстали в кустах, огляделись и затем медленно, пригнувшись пошли вперед. Изредка они останавливались в редких кустах и оглядывались. Вот и появились редкие постройки. Пока еще деревянные частные дома и двухэтажки. Так и стоят с пустыми глазницами окон, некоторые дома выгорели до тла. У Дмитрыча при виде пустых окон в голове всегда прокручивался один и тот же мотив старой рок-группы — сколько душ погубило напротив окно…мертвый город… Но он тут же ее обрывал — настраивает на меланхолический лад, а здесь надо быть собранным. Кое-как угадывалась грунтовая дорога, уже поросшая травой, мелким кустарником. Тишина, прерываемая только птичьим гомоном и ревом каких-то невидимых животных, да скрип дверей и калиток на ветру. Дикая природа наступала на городскую черту, отвоевывая то, что ранее теряла без боя под напором человека. Она брала свое назад. Постояв немного, люди двинулись дальше по улице, осторожно оглядывая заброшенные постройки. Смысла заходить в них не было, добычи там никакой, давно уже растащили, еще вначале катастрофы.

Парень и старик углубились дальше в городскую черту. Дойдя до очередного перекрестка оба потянулись к подсумках и достали средства защиты. Андрей натянул на свою голову ПМК-3 (армейский противогаз российской армии, принятый на вооружение в 2000 году). Дмитрыч же стал щеголять в респираторе РОУ-М. Облачившись, они двинулись дальше, осторожно поводя своими стволами. Начиналась опасная полоса. Противогаз у Андрея оснащен фильтром марки Р, поэтому маркировка была белая. Вирусы и бактерии вот главная опасность в этой местности. Дмитрыч предпочитал респираторы — удобнее и легче. Вот и бетонка появилась, вернее асфальт, потрескавшийся, местами проваленный в землю. Несколько ободранных котов пробежали через дорогу, громко мяукая и раздавая друг другу тумаки и опять навалилась варенная тишина.

Главной целью их рейда был супермаркет, вернее один из супермаркетов города. Там можно поживиться чем-нибудь полезным. Остальные более близлежащие магазины и торговые точки были разграблены до тла. Все имело свою ценность. Даже тряпки — платья, костюмы. Чего уж говорить о таких вещах как ножи, огнестрельное оружие, патроны, армейская экипировка. Но наибольшую ценность представляли лекарства, особенно антибиотики и обезбаливающие. Поэтому у каждого добытчика всегда за плечами висел туристический рюкзак или еще лучше армейский, в зависимости от удачливости добытчика. У Андрея как у стажера вообще висел советский армейский вещмешок, правда он туманно себе представлял, что такое советский, СССР и т.д. По внешнему виду добытчика можно определить его положение в сообществе безошибочно. Командиры групп имели лучшую экипировку, более современное оружие и индивидуальные средства защиты. Опытные бойцы среди добытчиков также были добротно оснащены всем необходимым. Новички же ходили обычно с охотничьим оружием, в замызганной экипировке и надеялись на удачу, что рано или поздно они сами найдут себе хорошее оружие и амуницию. Дмитрыч же отбегал свое на опасных территориях, возраст, поэтому он занимался натаскиванием молодняка, как и все остальные добытчики, дожившие до преклонного возраста, но могущие еще активно работать. А таких было немного. Андрей был на предпоследней стадии обучения, поэтому шел с наставником, надо было найти полезные для поселения вещи. Он надеялся, что сегодня симпатия фортуны будет на его стороне.

Они молча прошли по улицам, на которых стояли остовы автомашин, иногда белели кости, то ли людей, то ли животных. Ближе к полудню, прошмыгнув пару кварталов они оказались возле супермаркета. Его треххэтажное здание было обшарпанным, вывеска где когда-то было название уродливо свисало с крыши. Название слепленное в свое время из лампочек исчезло, стертое ветром времени. Поэтому этот супермаркет называли просто — супрем возле моста. Так как рядом был обвалившийся мост.

-Ну, вот, вроде пришли, — сняв респиратор, возвестил дед, — с богом!

Парень снял противогаз, крепче сжал в руках СКС и решительно было пошел к главному входу. Дмитрыч помахал стволом отрицательно и махнул в сторону окна: «Тсс, куда ты? Лучше так, береженого бог бережет». Действительно мало ли, пронеслось в голове у Андрюхи, и он легко подпрыгнув влез в окно. Внутри было пыльно, поэтому соскочив на пол, пацан поднял облачка пыли. Осмотревшись и убедившись, что все тихо, он подал знак рукой. Кряхтя, в окно полез Дмитрыч. Обошли осколки стекол и вышли в коридор, направляясь в торговые павильоны. Главное не спешить — стучало в голове Андрея. Еще разворот в сторону с нацеленным стволом, никого. Можно продвигаться дальше. Торговые площадки уже их не интересовали, их уже почистили дважды, если не трижды. Главное дойти до склада, который был частично завален, вот там порывшись можно еще кое-что найти. Лишь бы не нарваться на кого, звери там не обитали, а вот другие люди это опасность. Животное можно напугать огнем или на крайний случай отогнать парой выстрелов. А люди ведь тоже вооружены, да и никто не прочь потом покопаться в вещах убитых. Пара добытчиков пройдя здание без приключений вышли во двор, где находился склад, там же стояли еще несколько контейнеров, с сорванными замками и открытыми настежь дверями. Двор был огорожен металлическим забором, уже ржавым от времени и в отлупившейся краске. Правда перед выходом на асфальте откуда-то лежали осколки стекла, пришлось их перепрыгнуть. Дмитрыч сразу весь напрягся. Но вскоре все разъяснилось. Возле одного из контейнеров обнаружился потухший костер, пепел и остатки несгоревших деревянных досок. Дмитрыч присел на корточки возле пепла. Подобрал три окурка, посмотрев, выкинул их в золу.

-Гм, а кто-то кучеряво живет, смотри-ка сигареты, еще и разных марок, кто-то очень смелый и дерзкий был тут, раз на ночь еще оставались. — он поднялся во весь рост и внимательно осмотрел дворик. — Теперь понятно откуда там стекла, на всякий пожарный бросили ради сигнализации.

Они быстро подошли к развалинам склада и сразу заметили, что кто-то выворачивал камни, куски штукатурки и т.д. Расчищен был небольшой пятачок. Вглуби пятачка зияла черная дыра. «Черт, неужели все вытащили?» — одинаковый вопрос возник в головах у обоих.

-Ну, Андрюха, давай-ка фонарь, — Дмитрыч вынул из внутреннего кармана аккумуляторную батарейку, — у меня тут полная есть.

Он засунул батарейку в янковский военный фонарик, передал Андрею, кивнул на отверстие. Щебень захрустел под грузом севшего старика. Дмитрыч положив руки на карабин стал мониторить местность. Парень же присел перед норой, посветил туда. Лучик света робко пробил тягостную темноту. Глубоко вздохнув и выдохнув Андрей, полез выставив вперед ствол с фонариком. Старик уселся поудобнее, навалившись спиной о блок. Вся его фигура перевоплотилась в слух, уши его еще не подводили, в отличие от начавших слабеть глаз. Через пару минут, с отверстия пошла пыль, затем появилась взъерошенная голова Андрея: «Там ящиков куча, но вроде в основном все пустое». Исчез и обратно появилась какая-то упаковка, обтянутая бечевкой. Дмитрыч вытащил ее полностью, тут же осмотрел ее, никаких знаков не было. Любая группа добытчиков, если оставляет предметы до следующей ходки помечает их своим знаком. Мол, не трожь уже найдено. Добытчики со своего поселения оставляли на вещах пятиконечную звезду. Крыс, которые тырили не свои заначки, не уважали. Им попросту в поселении могли отбить руки по самые причиндалы. Но это работало только внутри групп или поселков, чужакам вообще начхать на это с высокой колокольни.

Пока молодой полез обратно на склад, Дмитрыч раскрыл упаковку, внутри оказались тряпье — пара демисезонных курток. Желая разглядеть получше их, он встряхнул одежду. Из курток выпали какие-то предметы. Послышался короткий железный лязг об асфальт. Вот, удача, это оказались два армейский ножа, правда без ножен. Старик не знал какой они марки, но было понятно, что это серьезное холодное оружие, а не китайская поделка какая. Толщина лезвия, кровоток, гарда, щучий нос не оставляли сомнений. Странно, почему это оставили? Могли бы с собой взять пару ножей, куртки можно потом забрать. В принципе две мужские куртки и два ножа, нормальный результат вылазки, хотя и небольшой. Спохватившись, что расслабился он положил навар в кучку и стал опять следить за двором. Солнце уже перевалило зенит. День неотвратимо катился уже к вечеру. Опять послышался шорох и оттуда из сумрака вылез Андрей. Вслед за ним появилась хозяйственная китайская сумка.

-Фу, запарился аж, пыльно, трудно дышать, а в противогазе вообще неудобно. — отдышался он.

Они стали смотреть найденный скарб. В сумке оказались пять банок тушняка, какие-то овощные консервы три штуки, четыре бутылки спиртного, два фирменных комбинезона для рабочих.

-Смотри, что у нас есть, — старик в руках подкинул два ножа, — удача улыбнулась нам.

Юноша взял их и стал разглядывать, затем протер полой куртки лезвия ножей.

-О, неужели в куртках были! — в восторге Андрею хотелось прыгать, но он лишь широко улыбался.

Дмитрыч вопросительно посмотрел в глаза парню, тот понял немой вопрос.

-Все, там пусто. — пояснил Андрей, пытаясь отряхнутся от пыли.

Вдруг Дмитрыч боковым зрением заметил какое-то смазанное движение, одновременно раздался треск раздавленного стекла. Оба тут же вскинули свои карабины на вход во двор. Там стоял, покачиваясь как будто на ветру, мужчина среднего роста, одетый в «горку» и снарягу, с плеча на ремне свисал Калашников. Даже с расстояния было видно, что лицо человека было все в язвах и какое-то вздутое. Издав какой-то булькающий и одновременно хрипящий звук он сделал еще пару медленных шагов по битому стеклу. Гортанный хрип и хруст стекла слились в одном звуке. Раздался выстрел, человек дернулся, с обратной стороны головы разлетелись ошметки черепа и мозга. Со ствола Дмитрыча шел небольшой дымок. Тишина, только несколько каких-то мелких зверушек прыснули в кусты возле забора испуганные звуком выстрела.

-Упокой бог его душу, — Дмитрыч осторожно стал приближаться к лежащему трупу, — все равно уже не жилец.

Тело человека несколько раз дернулось в агонии и затихло.

-Походу из вояк. — старик стал осматривать труп, приблизившись на пару метров к нему, тут же одел респиратор.

Действительно мужчина был экипирован как говориться по полной. Даже несколько гранат свисали на груди, были и запасные рожки к автомату, на поясе армейский нож в ножнах, на бедре кобура с пистолетом. На плече мужчины был шеврон с каким-то затейливым рисунком. Но противогаз или респиратор почему-то отсутствовал. Так кучеряво оснащены были только бывшие военные, которые в свое время закрылись в своей части во время эпидемии, тупо отстреливая всех кто подходил к ней, видать тем и спаслись. Но военная часть находилась отсюда далеко в 100 км. Раньше вояки забредали в эту местность, но тогда они рассекали на БТРах и грузили в них все, что нужно было для жизнедеятельности, затем видать горючее стало заканчиваться и поездки армейских поисковых групп прекратились. Позже среди уцелевших ходили слухи, что солдаты больше искали девушек или женщин репродуктивного возраста. Кто-то из женщин добровольно уезжал с ними, полагая что там будет более безопаснее, кто-то убегал. Но затем военных вообще никто не видел, как будто канули, и на, вот тебе через несколько лет опять объявились.

-Млин, у него АК со всеми примочками, — причмокнул старик, давясь слюной на такое, — надо бы забрать, да опасно.

АК-74М3 действительно был оснащен коллиматорным прицелом, лазерным целеуказателем и каким-то не стандартным пламегасителем с глушителем в одном флаконе, видать какая-то последняя разработка перед «великим песцом». Автомат в радикально черном цвете выглядел эффектно и внушительно. Андрей оглядел автомат тоже, правда не особо приближаясь: давай спиртным обработаем, ведь все живое убивает.

-А ведь дело говоришь, у нас же водка есть, совсем забыл — подойдя к забору Дмитрыч оторвал ветку от дерева, крона которого нависала над забором.

Осторожно действуя веткой, он снял с плеча убитого ремень и потащил автомат к себе.

-Где пойло? — протянул руку, не оборачиваясь к Андрею.

Тот послушно сбегав к вещам достал бутылку водки и вложил ему в руку. Дмитрыч открыл бутылку, вдохнул и резко выдохнул, сделал глоток. Зажмурился и одобрительно крякнул. Затем одев респиратор и кожаные перчатки старик стал обстоятельно поливать оружие водкой. Перевернул веткой автомат и стал поливать его другую сторону.

-Вот теперь все, — он взял «калаш» и кинул его парню, — держи подарок бога Халявы!

Таким же образом были обработаны магазины, уж их бросать никак нельзя, патроны были на вес золота. Теперь пистолет, им оказался ТТ. Жаль только один магазин в самом пистолете. Старик было хотел отойти, но увидел на руке вояки след укуса. Кто ж его так? Странно, неужели его заразило какое-то животное? Вряд ли, вирус никак не действовал на зверье, они им вообще не заражались и это было известно давно, все спокойно ели дичь. Главной мишенью вируса был человек. Нечего голову ломать, пора уже идти — старик почесал в затылке и пошел на сборы. Оба отошли к вещам и стали торопливо собираться, остальное из снаряжения покойника не рискнули брать. И так основательно подфартило, еще Халява разгневается. Труп бы сжечь надо, да это целая история, дрова наломать — шуму много, да и этот супрем пуст. Свои зная это, уже сюда не полезут. Рассовав вещи по рюкзакам, они пошли в обратный путь. Андрей уже закинул СКС за спину, автомат же держал в руках, уже как свое собственное оружие. По неписаному правилу стажер получал найденное оружие, если находили его во время поиска вместе с наставником. В голове у юноши уже витали картины как их встречают в поселке, как завистливо смотрят на его новое оружие его сверстники и такие же как он другие стажеры, как хвалят его бывалые добытчики.

-Эй, приди в себя! Потом мечтать будешь, дойдем до своих тогда и хвались! — незлобно пробурчал Дмитрыч, сам довольный в душе удачной вылазкой.

Далеко не каждый раз удавалось добыть такое оружие, еще и с боеприпасом. Обратно шли уже торопясь, надо выйти с этой опасной зоны до темноты, пройти за болото, а там есть надежная избушка с крепкими дверьми и узкими как бойницы окнами, там можно переночевать. Но до перевалочной избы еще чесать и чесать. Поэтому пошли более коротким путем.

Показалась уже окраина города, деревянная часть как ее называл сам старый добытчик. Оба шли уже более уверенно, все таки есть АК с пятью магазинами. Уж разогнать зверье можно, да и мелкие группки чужаков не будут связываться с таким противником. Ответ в виде сухой трели автомата отрезвит любого мародера. Даже «орки» не полезут на такой ствол. Так звали группировку каннибалов, но они сами себя пафосно назвали «Добродетели Хаоса». Достаточно многочисленное сообщество людоедов наводило ужас на все окрестности. Но сейчас Дмитрыч о них не думал, так как они были приверженцами кочевого образа жизни. Своя логика в этом была. Проще захватывать добычу на новом месте, пока поселения не чухались в происходящее. Как только возникала угроза объединения поселений и жесткого отпора или атаки, «орки» сваливали оттуда. Обычно сил одного поселения не хватало совладать с ними, на место их могли бы поставить только городки. Но туда «орки» не предпочитали лезть. Таким образом, они ходили по кругу, меняя каждые полгода или год место своего лагеря, в этом году их не должно было быть здесь.

Выйдя еще на одну улицу старик резко как мог присел, дал знак молодому остановиться. Какой-то странный чавкающий звук доносился из-за угла. Осторожно выглянув он увидел источник звуков. Труп в «горке» лежал посреди улице на животе, раскинув руки, недалеко лежал автомат. Но не это насторожило добытчика. Над трупом пиршествовали две большие собаки, отрывая от тела человека куски мяса. Вдалеке по улице валялось несколько трупов крупных волков, раз, два, три…аж семь. Ага, видать он завалил волков, но они его или подранили или у него кончились патроны, вот собаки и добили его — расклад в голове пролетел у Дмитрыча молнией. Собаки были увлечены едой и огрызанием друг на друга. Старик взял бинокль осмотреть улицу. Черт, видно было, что человек был полностью экипирован, опять вояка. Прям прорвало, что ли эту базу? Вид волков тоже не порадовал, они были гораздо крупнее местных сородичей и масть была более темная. Тут он вздрогнул — голая кисть человека без перчатки, приближенная оптикой, была вся в язвах. Значит он убил волков из последних сил, затем уже его организм был побежден вирусом. Вот собаки, эти шакалы и набросились, на здорового и с оружием вряд ли бы решились напасть. А волки, есть волки, значит преследовали стаей эту группу военных. У старика не было сомнений, что тот на складе и этот, лежащий на улице изначально шли вместе. Вдвоем они бы не дошли так далеко. Значит были и другие военные. Были… Дмитрыч рукой опустил ствол автомата Андрея и отрицательно покачал головой. Тихо попятились и пошли в обход. Шли молча, не издавая ни звука. В голове у старика мысли мелькали одна за другой: «Черт, надо остановить эту Государственную Думу в голове». Дмитрыч снял респиратор и отпил воды из фляжки, чтобы обуздать постоянный монолог в своей голове. Вот так-то лучше. У Андрея мозг вообще взрывался: «Откуда тут вояки, что это за волки такие большие? И главное как заразились вояки, они же упакованы по самое не балуйся». Поговаривали, что у них был экспериментальный антивирусный препарат, который ослаблял вирус и повышал шансы на выздоровление до 40-50%. Одни вопросы, ответов не было. Вот и поле с кустарником. Также не разговаривая, добытчики перли вперед. Ноги сами хотели быстрее унести себя отсюда.

Дмитрыч присел возле края болота, отдышаться. Оба запыхались, конечно старый более всего.

-Дмитрыч, что дальше?

-Что дальше? Идти домой, что еще-то?

Из города вдруг ветер донес рык, рев и визг одновременно. Что-то там возле покойника происходило. Визжали явно собаки, а вот рык был явно не их, а гораздо более крупных хищников. Затем все стихло.

-Так, если что стреляй короткими очередями, иначе сразу магазин весь спалишь, а времени на перезарядку не дадут. — старик стал копаться в своем рюкзаке. — Держи.

Он передал невесть откуда взявшийся штык-нож. Затем нетерпеливо выхватил из рук парня автомат и приладил к нему штык-нож и вернул обратно.

-Да кто не даст? — переспросил Андрей удивленно. — Волки?

-И глушитель сними, авось испугаются выстрелов. — добавил Дмитрыч, хотя сам сомневался в этом, мертвые военные говорили об обратном.

Приподнявшись пожилой добытчик посмотрел на окраину города.

-Воды немного хлебани, дальше идем бегом, и никак иначе. Вот что смени ты свой ножик на стоящее. — сам он проверил на поясе охотничий нож в ножнах.

Затем он вытащил пистолет с кобурой из рюкзака. Клацнул затвор пистолета, проверил предохранитель и засунул его в кобуру, которую он одел. Андрей решил последовать примеру опытного человека, взял найденный на складе нож и всунул его в кожаные ножны, как раз по размеру. Свой самодельный нож, выточенный из полотна ручной пилы, засунул в рюкзак, все равно пригодиться, можно будет на что-то обменять потом. Снял глушитель с автомата. Оба встали и легкой трусцой бросились в сторону болота. Через некоторое время их фигурки скрылись в лесу. «Главное бежать в одном темпе, главное бежать в одном темпе». — билось горячими импульсами в голове Андрея. Ветки хлестали по лицу и телу как будто хотели остановить, замедлить. Дыхалку жгло как будто там был песок, бежали безостановочно уже долгое время. Андрей потерял ему счет. Лишь бы не оступиться, не упасть на какой кочке или не запнуться ногой о корни или ветви деревьев, тропинка по которой они бежали была очень узкой. Пот заливал глаза, лился по всему телу под армейской полевой формой. Солнце, уже предвечернее мелькало сквозь деревья и как будто подбадривало парня: «Давай, вперед, терпи, скоро второе дыхание откроется». Андрею показалось что бег длиться вечность и наконец впереди бегущий Дмитрыч остановился. Тяжелое надсадное дыхание, сейчас бы упасть в траву и мох, так бы и лежать. Сердце у обоих ходило ходуном, казалось оно выпрыгнет из груди.

-Эх…вот блин, — Дмитрыч схватился рукой за левую часть груди и ловил воздух широко открытым ртом, — в моем-то возрасте…так носиться по лесу…как…п**да по кочкам.

Старик тяжело дыша, оперся рукой о ствол дерева. Андрей на всякий случай повернулся в сторону города, положив руки на автомат, металл и пластик которого приятно холодил руки. Дмитрыч отдышавшись, хотел было, что-то сказать, но обостренное его чутье дало ему сигнал, он буквально почувствовал на своей спине чей-то пристальный взгляд, взгляд чужой и тяжелый.

-Нет времени, пошли быстрее. — тяжело ковыляя, старик двинулся дальше.

Оба быстрым шагом дальше углубились в лес. Но кто-то неотступно двигался за ними, кто-то невидимый, уже и Андрей чувствовал это своей кожей. Уже приближалась опушка на той стороне которой была крепко сбитая избушка, как сзади невдалеке раздался вой. Дмитрыч и Андрей не сговариваясь перешли на бег. Скорее до спасительной избы, теперь Андрею она казалось такой заманчивой, неприступной и безопасной. Он желал ее так, как никогда и ничего в жизни он более не желал. Тем более, что там могли быть добытчики из своего поселка, даже пара стволов не будет лишней в такой ситуации. Их бег замедлился в густой и высокой траве. Затем обессиленные они перешли на быструю ходьбу, поминутно оглядываясь назад. Со стороны леса раздался треск кустов и три темные, поджарые силуэты нырнули из чащи в поле.

-Не успели. — Дмитрыч развернулся и передернул затвор, досылая патрон в СКСе. Андрей также взял на изготовку свой «калаш». В траве были видны только головы волков, которые приближались к людям. Вначале они шли клином, затем две головы повернули в разные стороны и стали огибать Андрея и Дмитрыча с двух сторон. Третья продолжала приближаться по центру в лоб.

-Смотри-ка, какие умные, окружают, бей со своей стороны. — крикнул старик, сам прицелился по волку который двигался к нему.

Андрей помня совет, прицелившись стал бить короткими очередями. После третьей очереди раздался визг и голова плывшая в траве утонула. Раздался щелчок СКС — вторая волчья голова пропала в траве, но тут же опять возникла, пуля прошила волка насквозь, видать не причинив сильного вреда. Второй выстрел, волк приближался, раздалась четкая строка «калаша» голова волка пропала и больше не появлялась. Темная голова по центру остановилась и стригла ушами, затем пару раз тявкнув исчезла.

-Отходим! — почувствовав шанс уцелеть, крикнул Дмитрыч и стал пятиться назад в сторону леса, где был схрон.

Андрей держа на прицеле поле стал тоже идти спиной вперед. У кромки леса раздался полувой-полулай. Пора тикать, пришла уже вся стая, эти трое были загонщиками или разведчиками. Старик и парень бросились как можно быстрее. Андрей на ходу перезарядил рожок, потраченный положил во внутренний карман куртки, который он сам пришил. Поле за ними зашевелилось, в траве мелькали головы волков, их было не меньше дюжины. Каждый раз показываясь из травы они становились все ближе и ближе. Люди умирая от нехватки воздуха встали вбегать на возвышенность перед лесом, здесь трава была гораздо короче.

-Все, стой, надо встречать, иначе все равно догонят, — Дмитрыч, дрожащими руками от переизбытка адреналина взял СКС на изготовку. — мои слева, твои справа, надо отдышаться успеть.

Пытаясь, успокоить дыхание, Андрей взял на прицел первую голову справа, в коллиматорном прицеле все ходило ходуном, он еще раз вдохнул и выдохнул и усилием воли направил прицел чуть ниже волчьей головы, волк вылетел из густой травы и тут же визжа, завертелся на месте волчком от полученных пуль. Со стороны Дмитрича также раздались выстрелы, через равные промежутки времени. Изредка после выстрелов раздавался короткий визг животных. Волки же лезли упорно с налитыми кровью глазами, пытаясь охватить и окружить людей.

Дмитрыч разрядив полностью СКС, стал перезаряжать: «Прикрой!». Андрей полуразвернувшись выпустил 3-4 пули в следующего волка, тот стал извиваться на земле. Старик опять поднял карабин и стал целить в следующие цели. Черт, кончились патроны — в азарте Андрей забылся, решив не перезаряжать бросил рядом АК, выхватил с плеча СКС. Выпустив три пули в низко несущегося волка, он понял, зря не перезарядил автомат, пули карабина прошивали зверя насквозь, но останавливающее действие было небольшим. Выстрелы, визг, рычание наполнили эту лесную глушь. Дмитрыч в очередной раз опустошив карабин, бросил его и схватился за пистолет — на него бежали пригибаясь к земле два больших волка, один был уже с кровавой отметиной на шкуре.

-На, фашист, получай гранату! -закричал Дмитрыч, стреляя из ТТ по ним.

Один из волков взвизгнув, пошатнулся и как подбитый потащился прочь в сторону. Андрюха желая, прикрыть старика развернулся и стал заряжать СКС, который не вовремя опустел. В это время волк набросился Дмитрычу на грудь передними лапами и повалил пожилого мужчину, при этом пытаясь перегрызть ему глотку. Добытчик инстинктивно выставил левую руку, согнутую в локте, защищая свою шею, пистолет уже был пуст. Бросив пистолет, Дмитрыч попытался правой рукой вытащить свой нож, но тут на ножны встала лапа животного. Зверина утробно рыча, стал рвать руку, раздался выстрел. На голове волка возник кровавый фонтанчик с осколками кости и частицами мозга. Грозный рык стих, еще пару раз дернув руку, волк замер навсегда. Андрей оглянулся еще не веря, поле было пустое, только несколько туш хищников. То ли это были последние, то ли оставшиеся ушли получив такую взбучку. Дмитрыч и труп волка лежали неподвижно.

Парень стал сокрушаться про себя: «Вот млин, надо было перезарядить автомат, а не за СКС хвататься».

-Да убери ты эту псину от меня. — раздалось из под туши волка, которая стала двигаться.

Андрей облегченно вздохнул, помог Дмитрычу убрать с себя мертвого хищника. Зверь был матерый, но не размер удивил обоих. На шее волка был ошейник и гравировка старая — Дуплет. Ниже шли мелкие буковки -«экспер. особь. боевой волкособ № 23 с изм. ДНК по 2-й прог». Вид старика был помятый, но серьезно пострадала только правая рука. Придя в себя, они перебинтовали руку, прежде до этого облили ее водкой для дезинфекции. Рука у Дмитрыча горела огнем, как будто насовали туда углей с печки, но он только молча качал ее как ребенка.

-Пошли, Дмитрыч, я все собрал, избушка уже вон рукой подать. — одев на себя вещмешок и карабин с автоматом, Андрей стоял наготове.

-Давай покурим. — ответил старик и сел.

Он достал кисет с табаком, скрутил быстро цигарку и чиркнув зажигалкой, закурил. Медленно вдыхал в себя сизый дым, выпуская на выдохе кольца.

-А знаешь, интересно все таки, что такое смерть? — как будто сам с собой разговаривал он.

Андрей непонимающе взглянул на него.

-С другой…представь, ведь до твоего дня рождения ты был мертв целую вечность. Вообщем из смерти же в смерть, жизнь лишь короткий отрезок в вечности. — Дмитрыч бросил окурок, как-то беспечно, не боясь, что его кто-то может потом найти.

Андрей никак не мог понять слова наставника.

-То ли вечность, то ли вонь. — пробурчал он непонятные парню слова. — Вообщем иди сам дальше, я уже все, заражен, наверное осталось пару часов до первых симптомов, заразился-то через кровь.

Взгляд Дмитрыча стал каким-то стеклянным, голос хриплым. В голове у Андрея пролетели как кадры хроники вид мертвого вояки с укушенной раной на руке, труп на улице с язвами на руках, мертвые, эти непонятные волки.

-Тем более, что волки еще придут, так что я их задержу, а ты иди напрямую до наших и расскажи все как было, они должны знать и про этих волков в ошейнике и то что видать вирус изменился, запомни: животные теперь переносчики заболевания. — Дмитрыч, достал бутылку водки и стал ее открывать.

Парень хотел было открыть рот, но старик поднял протестующе руку: «Не надо ничего говорить, произошло то, что должно было произойти, слишком долго мне везло».

Стиснув зубы, Андрей пошел прочь. Оглянувшись он увидел одиноко сидящего Дмитрыча, который опять закурив, прихлебывал из горла огненную. В душе у Андрея засвербила какая-то не явная вина.

Андрей шел дальше спокойным размеренным шагом, уже почти своя земля, он давно прошел перевалочный пункт. Скоро увидит он первый дозорный пост. Но возвращение его не радостное. Вот и тропка, по которой шли всегда добытчики, направлявшиеся в эту сторону. Сзади раздался какой-то шорох, обернувшись и даже не успев поднять автомат, Андрей увидел только разинутую пасть с частоколом клыков, оттуда дохнуло на него смрадом и вечностью. Темнота и абсолютная тишина. Странно я мыслю, значит я жив? Как легко сейчас. Мысли приобретают такие изящные формы, четкие. Так вот ты какая смерть. И чего люди так боятся? Тут так хорошо, спокойно, все уже позади, не надо бороться и выживать. Что это? Что это за звуки? В голове у Андрея стали еле-еле слышны чьи-то голоса, как будто через стенку разговаривали. На мозг накатила боль, тяжесть, виски как будто в раскаленных тисках. Темнота стала светлеть. Пусть они перестанут говорить, боль от этого журчания. В глаза резко ударил свет, в этом свете шевелились два темных пятна.

Женский голос: «Дмитрыч, ну как он?».

Басок ответствовал: «Уже приходит в себя! Зови родных!».

В глазах прояснилось, зрение сфокусировалось. Перед Андреем стоял человек в белом халате и светил ему в глаза фонариком.

-Приветствую, вернувшийся с того света, вы были в коме целую неделю, — голос доктора радостно бурчал. — инфекцию уже подавили и все из-за какой-то кишечной палочки.

Напоследок подмигнул шрамом, который был у него вместо брови.

В палату стали заходить его родители и молодая жена, сопровождаемые медсестрой. Возле кровати на тумбочке лежал какой-то открытый журнал, со статьей о выведении волкособов в Пермском институте внутренних войск. За окном в это время светало, доносился утренний гомон, сигналы машин, шорох колес об асфальт.

P.S.

Просьба — если вам понравился рассказ, то пожалуйста киньте ссылку в социальные сети, хотя бы в одну, заранее благодарен. Естественно приветствуются комментарии со своим мнением об образчике моего творчества.

4 thoughts on “Добытчики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  необходимо принять правила конфиденциальности и пользовательского соглашения *