Ужасный выходной

Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен.

Исход, глава 22, стих 22.

Перед кроватью, покачивая секирой, взятой на перевес, стояла русалка. С ее длинных русых волос стекала вода, оставляя дорожки на офицерском кителе войск  СС. Которое было одето на голое тело не застегнутым на пуговицы. Отчего китель скрывал ее мощные груди лишь отчасти. Ее облик заканчивала фуражка, лихо заломленная на голове. Воздух в спальне наполнился затхлой сыростью, резко завоняло тиной. Судорожно привстав на руках, он смахнул завтрак с подноса на постель – кофе растекся коричневым пятном на белоснежной простыне, чашка с грохотом покатилась по полу. Низ живота заныл, голова раскалывалась так, будто мозги кто-то жарил на сковородке. Испуганно прижимаясь спиной к стене, он уставился на русалочий хвост – возле его раздвоенного кончика, семеня и приплясывая, корчил злобные рожицы взъерошенный ёж. Его голову украшал шлем викинга, явно ему большой и сползающий на нос, с шеи на шнурке свисал какой-то знак – приглядевшись, человек понял, что это молот Тора. Размахивая зажатым в лапке стилетом, еж начал подпрыгивать, издавая при этом яростные вопли. Хвост русалки глухо ударил по полу.

-Ну что, отгулялся? Я за тобой! Не надо людям знать о нас, а у тебя язык слишком длинный, да и делиться деньгами ты не любишь. — прошипела русалка и занесла секиру для удара.

-Отрезать язык! Отрезать язык!- вторил ей визгливый голосок. Оттолкнувшись от пола коротенькими лапками ежик, как мяч, понесся на мужчину, выставив стилет вперед.

Достигнув цели, он начал наносить беспорядочные удары по голове – стилет резал кожу, как бритва. Он все пытался попасть в глаза. Заорав благим матом от боли, человек пытался оторвать ежа от себя — руки в крови скользили по шлему, и ему никак не удавалось схватить маленькое чудовище. Наконец отбросив ежа, он вскочил с кровати и бросился вон из спальни. Длинный коридор казался бесконечным, за спиной отчетливо слышался стук коготков по деревянному полу и влажное шлепание хвоста. В чем мать родила мужчина выскочил на улицу из летнего коттеджа – и встал, как вкопанный, буквально остолбенев от увиденного. Небо наполнилось кровью — она сочилась каплями вниз, стекая по домам и деревьям его маленького городка, скапливалась в лужи на тротуарах, окрашивая все маслянисто-красным. Проглотив комок в горле, человек бросился вниз по улице: сквозь бешеную пульсацию доносились противные, чавкающие шлепки его босых ног по кровавым лужам. Вот на него обернулся прохожий – вместо лица злобно щерилась острая крысиная морда. Еще один. И еще. Крысы скалились и смеялись, беспардонно показывая когтистыми лапками на его обнаженное тело. Притормозив на секунду, мужчина подхватил валявшуюся возле забора палку, и понесся что есть духу дальше.

«Быстрее, быстрее! Надо где-то спрятаться» — билась в воспаленном мозгу одна единственная мысль, человек хрипел, задыхаясь на бегу.

«Бежишь? Куда? Не уйдешшшь….» — ошалело оглядываясь по сторонам, мужчина понял, что голос звучит в его голове.

Сквозь застившую глаза багровую пелену он вдруг увидел, как из земли, словно грибы после дождя, стали вылезать огромные, волосатые руки. Взвизгнув от ужаса, мужчина рванулся вперед еще быстрее, уворачиваясь на бегу от пальцев, пытающихся вцепиться в его нагую плоть. Добежав до перекрестка, он повернул на право – на углу, возле винного магазинчика, стояли трое полицейских. В поисках спасения человек бросился к ним. Обернувшиеся на шум копы были все на одно лицо – лицо его покойной тещи. Проорав что-то, отдаленно напоминавшее боевой клич Тарзана, мужчина обрушил палку на голову одного из служителей закона: тот грохнулся, как мешок с дерьмом на кровавую мостовую. Сверкнула молния и обнаженный мужчина с облегчением погрузился в глухую, безопасную темноту.

-Джек, дружище, ты как? Живой? – Билл по прозвищу Малыш пытался поднять пострадавшего товарища, взяв его за плечи. Тот выглядел неважно, голову и лицо заливала кровь. Очухавшись, Джек, постанывая, наконец-то поднял свое мощное тело, опираясь на Малыша. Пытаясь вытереть кровь с лица, он только размазал ее еще больше. Выругавшись, Джек подошел к обнаженному мужчине, валявшемуся в отключке на тротуаре, и пару раз пнул его, выпуская пар.

— Ну-ка переверни, — приказал третий полицейский, долговязый помощник шерифа Стивен – я не врубился, кто это.

— Матка Боска – пробормотал чернявый. В нелепой позе, абсолютно голый, перед ними лежал помощник мэра Генри Макдауэл.

— Начинался день сегодня очень хорошо….- проворчал Стивен – грузи его в машину.

— И почему к нам голые девки не выбегают, а всякие уроды? – усмехнулся Джек. Кровь на его лице стала подсыхать, образовав корку, и усмешка вышла жутковатой. Дежурная машина заворчала, чихнув сизым дымком, и, набирая скорость, двинулась в сторону полицейского участка.

Шериф Рик Блэк наслаждался утром, сидя в кресле на террасе своего дома, попивая банку Кока-Колы после сытного завтрака – яичницы с беконом. На его бычьей физиономии рисовалось блаженство. Даже его лысина на этот раз светилась радостно в лучах восходящего солнца. Погода на загляденье — на небе ни облачка, небольшой ветерок. Взглянув на синее небо, он утвердился в своем мнении, что денек будет жарким. Газетку бы почитать, да разносчик еще не добрался до его лужайки. Опять наверное злобные коммуняки чего натворили в мире. Затем он стал с умилением рассматривать свой ровно подстриженный газон. Вытащив сигарету из пачки, он стал крутить ее в руке. Идиллия начала выходного дня и неспешные размышления были нарушены настойчивым звонком телефона, доносившийся из темной глубины дома. Зайдя в дом, шериф снял трубку, в процессе разговора его лицо становилось все темнее и темнее. Как же хотелось посидеть дома со своей женушкой. Но увы.

-Рик, милый, что случилось? – донесся женский голос из кухни.

-Служба, дорогая, служба, буду попозже, — пробурчал он одев форму.

Сколько раз за годы службы в полиции он произносил эту банальную фразу? Наверное и сам шериф не смог бы ответить на этот вопрос. Рик взял свой Кольт 45-го калибра, сел в  Форд Мустанг и поехал в свой полицейский участок. Проезжая центральную площадь, он обратил внимание на одинокую фигуру чернокожего. Который подпрыгивая на помосте для выступлений, что-то ритмично кричал. Подъехав поближе Рик прислушался. Это был местный бомж и выпивоха по кличке «Дай с ноги». Он явно читал какой-то речитатив. Правда рэп был больше похож на какую-то бредятину:

-Голова не жопа

В жопе одна дырка

В голове их пять.

Сел на свою жопу

Задохнулся блять!

Йоу!!!

Мужчина извивался всем телом, голова конвульсивно дергалась, немытые, практически свалявшиеся в дреды волосы, болтались в такт движениям.
«Что за черт?!»: Шериф резко затормозил и, выйдя из машины, в сердцах хлопнул дверью. Новоявленный рэпер уже выкрикивал новый шедевр, на этот раз про вагину. Зажав в руке невидимый микрофон, негр увлеченно выдавал новые порции нецензурной бредятины, явно считая себя выступающим на каком-то концерте.
— Эй, может заткнешься? — шериф уставился на негра, который не обращал на него никакого внимания.
— Дай с ноги, я повторять не буду, закрой пасть! – терпение полицейского испарялось как капля воды на раскаленной сковородке. Похрустывая костяшками пудовых кулаков он, медленно вскипая, приближался к орущему матерщину бомжу. Резкий удар в живот оборвал выступление.
— Концерт окончен. – выдохнул шериф, поднимая осевшего на землю чернокожего.
– Смотри не наблюй тут, а то мигом лишишься зубов. – процедил он, запихивая безуспешно пытающегося сделать полноценный вдох бомжа в машину.

Городок Киперстаун уютно расположился на границе штата Висконсин. Летом он утопал в зелени, неспешно проживая один теплый денек за другим. Никаких достопримечательностей город не имел, за исключением, разве что, особого сорта крепленого вина, изготавливаемого местными жителями. Находясь в стороне от оживленных трасс, он редко посещался случайными людьми, в основном туристами — любителями вина, а крупные происшествия вроде убийств были и вовсе большой редкостью. «До недавних пор» — хмуро подумал Рик, направляя Мустанг в сторону участка.
В начале недели был убит рабочий, следящий за системой водоснабжения – его труп обнаружили мальчишки, облюбовавшие пустырь позади водонапорной башни. Дик, немного недалекий, но безобидный парень, был убит выстрелом в голову. Для Киперстауна событие из ряда вон – даже ФБРовцы нагрянули. Но ни они, ни шериф с помощником, обыскав каждый дюйм вокруг башни, не нашли ни гильз, ни даже пули, прошедшей навылет. Орудие убийства так же обнаружено не было. Единственно, что было понятно, это то, что парень был убит выстрелом в упор, прямо в лицо. Об этом говорил ожог вокруг входного отверстия на лбу и следы пороха на коже. Шериф еще не отошел от этого происшествия, когда почти закончившаяся нелегкая неделя подбросила ему еще одну головную боль в виде разгуливающего в чем мать родила помощника мэра.

Взметнув облачко пыли, машина Рика притормозила у здания участка — небольшого двухэтажного строения из красного кирпича, окна первого этажа которого были зарешочены. На флагштоке унылой тряпкой свисал звездно-полосатый флаг – ни единого шевеления в воздухе, июльская жара уверенно набирала обороты. На первом этаже располагались приемная граждан, рабочие места сотрудников, камера для задержанных (попросту клетка) и оружейная комната. На втором этаже находился кабинет шерифа и комната для отдыха — гордость Рика. В ней стоял шкаф с книгами, мягкий диван, круглый аквариум с рыбками. Кроме этого был и телевизор, хоть и черно-белый, и магнитофон. Книги и аудиокассеты были собраны самими сотрудниками.

Шериф зашел в свои владения, волоча за собой слегка обмякшего бомжа. В участке находилась вся его команда. Стивен усердно составлял рапорт, Джек приводил в порядок свою физиономию, а чернявый Билл-малыш разговаривал с кем-то по телефону. Секретарша, молодая девушка Лесли Браун копошилась в делопроизводстве. Ее длинные светлые волосы были взъерошены. Он никак не могла избавиться от привычки при работе копошиться в своих волосах. Добровольных помощников на этот раз видно не было, да и толку от них, разве что могут принимать обращения граждан, да отвечать на телефонные звонки.
-Так, этого в клетку за нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения. – Рик толкнул «певца» к своим помощникам. Затем подошел к столу Билли и взял в руки книгу, лежавшую там. Ричард Бахман «Бегущий человек», хмыкнув, шериф презрительно бросил ее обратно на стол. Билли покосился на него и продолжая говорить по телефону, положил свою книгу в стол. Стивен закончив свое сочинение по мотивам происшествия с обнаженкой, мотнул головой в сторону задержанного. Билли Малыш положил трубку телефона и пошел водворять «Дай с ноги» в клетку. Стивен был службистом до мозга костей, хотя раньше и не служил в полиции. Он даже по ночам штудировал полицейские инструкции, судебную практику и 3 раза в неделю ходил в спортзал. Хотя особых требований для помощников шерифа не предъявлялось. И как-то само собой получилось, что остальные приняли негласно его старшинство, естественно не считая, самого шерифа. Фактически он был заместителем шерифа, хотя такой должности предусмотрено не было. Билли же был выбран шерифом из-за его умения налаживать контакт с любым человеком, грех было не использовать его талант. А иногда такое умение было гораздо ценнее чем физическая мощь или меткая стрельба.

В камере уже как полчаса полулежал на скамейке помощник мэра, рот его был заклеен скотчем, руками он был пристегнут к скамейке наручниками.
-Что тут у нас? Зачем вы его спеленали? Он что до сих пор буйный? – шериф уставился на Дика Макдауэлла.
-Да, сэр, сопротивляется и орет, бред в общем несет, – Стивен отпил глоток кофе из своей кружки с надписью Big Boss, — даже Билли не смог его успокоить.
Его слова прозвучали как медицинский диагноз.
-А где док? Еще не подъехал?
-Нет, обещался через 20 минут, уже должен подойти.
В это время обшарпанная дверь участка открылась, и в помещение вошел мужчина в костюме и с саквояжем в руке. Проведя рукой по своим редким волосам, он направился к шерифу.
-Привет, Рик, что за спешка и секретность? Вызвали бы «Скорую». – пожал руку шерифу доктор.
-Полюбуйся на нашего нового клиента, Джеф,– Рик гостеприимным жестом руки показал на Генри, который ерзал в клетке, – меня интересует лишь один вопрос, вменяемый он или вообще чокнулся, осмотри и «Дай с ноги» заодно.
Доктор с удивлением взглянул на абсолютно голого чиновника муниципалитета, который сидя на скамейке все пытался сломать наручники. Скрежет открываемой двери клетки и доктор стал осматривать своего подопечного. Стивен тем временем отдал свой рапорт шерифу. Как только врач оторвал скотч, Генри сразу покрыл его такой отборной бранью, что видавший виды Рик приоткрыл рот от удивления. Джеф пытался поговорить с задержанным, но поняв бессмысленность своей затеи, он опять заклеил рот пациента скотчем. Тот поворачивал голову в разные стороны, чтобы избежать этого и орал о том, что его преследуют твари. Негр при появлении новой персоны оживился и стал орать о своем дебютном альбоме «Снимите вагину с головы», но тут же подоспевший Стивен заклеил и его рот скотчем.
-Что сказать. Он явно не в себе. Бред и галлюцинации. Похоже на дерилий, но он же вообще не пьющий. Зрачки расширены, движение глаз заторможенное. Возможно какое-то отравление, в некоторых случаях это вызывает зрительные и слуховые галлюцинации. Довольно интересный случай. Во всяком случае он невменяемый. – доктор задумался. – вообще-то лучше его поместить в больницу и взять анализы, может что и проясниться. Но это явно не инфекция, лихорадка отсутствует. Точнее может высказаться только экспертиза, сами понимаете.
-А этот придурок? – Стивен ткнул пальцем на «рэпера», который продолжал на скамейке ритмично сокращаться и бубнил что-то себе в скотч.
-Ну, он как обычно пьян, – усмехнулся доктор, – перегаром несет.
-Ясно, значит белая горячка, – сделал вывод шериф.
-Вообще-то, уважаемый шериф, дерилий наступает только на 2-4 день после выхода из запоя, в состоянии опьянения его не бывает, – Джеф иронично посмотрел на Рика, поверх своих очков.
В итоге не думая долго, шериф отправил обоих задержанных в больницу с врачом и для сопровождения буйных послал своего помощника Стивена. Да и Джек Громила тоже решил показаться в больнице со своей травмой головы.
Странные события на этой неделе не давали покоя шерифу. Своим нутром он чуял, что этим дело не завершиться. Сидя в своем кабинете на втором этаже он наконец-то закурил. Чтобы развеять мрачные мысли он включил телевизор — по каналу ABC шла очередная серия полицейского сериала «Улицы Сан-Франциско».

Продолжение…

One thought on “Ужасный выходной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 для диалога необходимо принять правила конфиденциальности и пользовательского соглашения *